Мои темы

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы увидеть содержимое!

Мои темы

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы увидеть содержимое!

Мои темы

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы увидеть содержимое!

Мои темы

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы увидеть содержимое!

Интересное

Google

Сейчас на сайте

> Гостей: 2

> Пользователей: 0

> Всего пользователей: 599
> Новый пользователь: SEMAFOR

Счетчики





Яндекс.Метрика

Монолог уходящей эпохи - часть 4

Ибрагимов Ильхам Вадутович

Монолог уходящей эпохи - 4

 

 

3. Новое мышление

 

Товарищ, верь, пройдет она,

Всем полюбившаяся гласность.

И вот тогда госбезопасность

Припомнит ваши имена.

 

(Г.Гудков?)

 

Нам надо было снять  слой ржавчины с прочного фундамента, и вместо сарая  строить новый дом. Это должны были организовать люди, знающие производство.  Но на  партийной конференции новомыслящих не выступил  ни один министр-производственник! А для наших лидеров до сих пор важно, кто первый громче вякнет. Горбачев позволил первым вякнуть  лидерам-гуманитариям, которые были зажаты тисками партии. Этих  инженеров человеческих душ больше всего должно интересовать, образно выражаясь, сознание общества, а не бытие. Если бы наши лидеры хотя бы в схеме сначала решили проблемы бытия, а потом взялись за сознание, то все было бы нормально. Но Горбачев поступил наоборот, возглавив  гуманитариев.

 

Их мышление сводилось к свободе и демократии. В силу своего профессионализма предложить что-либо конкретное они  не могли.

 

Один из гуманитариев с трибуны парламента  выкинул лозунг: «Деидеологизация, децентрализация, демилитаризация, деколонизация!». То, что реализация этих «де» на деле означает ликвидацию государства, их не волновало. Они считали, что свободные люди большинством голосов все решат без всякой власти. Ну, как тут не вспомнить реплику Ленина: «Интеллигенция - дерьмо». А Горбачев пилил партийный сук, на котором собирался восседать.  Он до сих пор не понимает, где дал маху. Историк Волкогонов писал о Горбачеве: «Он хотел добра народу, но не знал, как это сделать». На мой взгляд, Горбачев вообще не понимал, что делает». Лично я бы такого «вождя» госпитализировал.

 

В результате свобода переросла в анархию, демократия выродилась в базар, а горизонталь власти лишила общество государственности. Мы один к одному повторили Февраль 17-го.

 

Потом один из гуманитариев будет сокрушаться, что Сахаров не успел написать конституцию. А если бы успел? Апостол нового мышления Солженицын будет сокрушаться: «В погоне за прогрессом мы потеряли нравственность». А кто нас первым начал погонять? Поэт Вознесенский заявит: «Мы идем вперед, двигаясь задом». А кто первым включил заднюю скорость?

 

Сегодня в России гуманитарии через оппозицию ушли под крыло президента. А в Казахстане, они получили второе дыхание с национальным уклоном, настойчиво твердя о необходимости ведения делопроизводства на казахском языке. А на каком языке проводить планерки в многонациональном обществе, их не интересует.


 

4. Перестройка

 

Люблю Отчизну я, но кто теперь не знает, Что истая  любовь  чревата  муками.

И Родина мне щедро  изменяет

С подонками, прохвостами и суками.

И. Губерман

 

Гуманитарии сделали свое дело, Горбачева хитрым способом прогнали, появился новый вождь, солидарный с лозунгами гуманитариев. А перестраивать было нечего. Все надо было начинать  с  нуля. И тут вовремя подали голос лидеры-экономисты с  практической идеей, которая не противостояла постулатам новомыслящих и лидеров-прозападников. Был вождь, идея, объединившая лидеров (делать то, что сулит деньги), и процесс пошел. На экономистах, подсунувших идею Ельцину, остановимся подробнее.

 

Школы экономистов у нас не было, цифрами оперировали счетоводы. Скороспелые экономисты родились  в разгар застоя,  для начала взявшие на вооружение «кусок капитализма» - экономическую эффективность. Идея понравилась обывателям, уже ворующим коммунистам, и стала бродить по застойному Союзу. Руководителей стали учить экономике, детей устраивать в экономические вузы, все стали гордиться экономическими знаниями, как коммунист партийным стажем.

 

Идея экономистов росла и крепла внутри новомыслящих. Вспомним, у истоков нового мышления стояли: Абалкин, Аганбегян, Бунич, Павлов, Попов. К ним присоединились Явлинский (единственный нормальный экономист с динамичной программой 500 дней) и другие, спешно окончившие экономический ликбез. Учителем Горбачева был Шмелев, Ельцина – Гайдар, Назарбаева – Асанбаев.

 

Все они масштабные экономисты, не нюхавшие пороха в утробе производства и вооруженные революционным духом. Известный экономист Бунич, ратуя за внедрение рынка революционным путем, заявил (под аплодисменты депутатов!): «Не может быть полубеременной женщины!» Такой же гинекологический аргумент, что не могут 9 женщин родить дите за месяц, для экономистов альтернативой не является.

 

Когда на заре перестройки у академика-экономиста Аганбегяна спросили, есть ли какая-либо программа перестройки, он ответил буквально следующее: «Никакая инструкция не научит человека плавать. Его надо бросить в воду». И бросили… Кстати, сам Аганбегян не утонул даже в Атлантическом океане, в разгар перестройки поехав в Аргентину на заработки.

 

Первым шагом экономистов в политику был сговор в Беловежской Пуще, где они заявили: «Пусть каждая республика живет на свои харчи».

 

Захватив идеологическую власть, экономисты решили  слепо копировать Запад. Но т. к. у нас капиталистов не было, наши президенты под воздействием экономистов решили тайком от народа и любым способом создать класс капиталистов с последующим вручением им «всей власти».  При таком «благословении» естественно, что все активисты кинулись обогащаться.

 

Так безобидная идея экономической эффективности при поощрении властей выродилась в порочную идеологию обогащения личности любой ценой.

 

От любой идеологии  можно отказаться, переосмыслив свое мышление. Так было с фашистами в Германии, с самураями в Японии. Стремление обогатиться заложено у человека на генном уровне.  В создавшихся условиях молодежи отказаться от торгашества, рэкета, проституции будет гораздо труднее, чем от комсомола.

 

 

5. Пять сокрушительных ударов.

 

(Итоги перестройки)

 

Горел Восток зарею новой -

Опять идея родилась!

Гремя партийными цепями

Держава снова взорвалась

Опять за новыми вождями

На перестройку подалась.

 

Не будем рассматривать конкретные всем известные примеры. Остановимся на следующих масштабных пороках перестройки.

 

1. В повседневке миром правит консервативная система законов, в которую по мере необходимости вмешивается динамическая власть. У нас за короткий срок Советской власти и негибкости партийного правления система часто давала сбои, а постоянное вмешательство партии считалось естественным, т. к. наше общество всегда склонно подчиняться не столько законам, сколько «царю».

 

Когда в застойном обществе по инициативе Горбачева выдвинулись в принципе необходимые идеи свободы и демократии, за горизонтом замаячила возможность обогащения, верхушка динамической власти стала еще больше пассивничать, а система больше и чаще пробуксовывать. Это не могло не видеть «полузараженная» взятками динамическая власть, понимавшая, что восстановить порядок Словом не удастся. Когда «путчисты» решили восстановить власть Силой, их назвали фашистами, а нерадивый президент оказался в роли куклы, его торжественно освободили из плена, потом с позором прогнали.  Общество лишилось государственности. Виновником этого трагического события были не советские и даже не российские, а кремлевско-московские лидеры.

 

2. В нашем обществе были: Разин, Пугачев, позже события в Кронштадте, Тамбове, Темиртау, Новочеркасске. Национальным духом там даже и не пахло. Были бендеровцы, мусаватисты, басмачи. Но этому всегда предшествовала попытка демократов захватить (а на деле разрушить!) власть.

 

Единству нашего многонационального общества завидовал мир. А наши славяне удивили мир, заявив в Беловежской пуще (повторим еще раз): «Пусть каждая «колония» живет на свои харчи».

 

Последствием этого позорно-преступного сговора, который до сих пор не отмечается ни под каким флагом, было следующее.

 

Хорошо или плохо, но при Советской власти нации перемешались. После  искусственного создания суверенных государств у людей родные и близкие оказались за кордоном. Пресловутые двуязычие, двойное гражданство, прозрачные границы проблему не решили.

 

Промышленность Союза функционировала на основе взаимозависимости. При «деколонизации» суверенные государства «избавились» от зависимости и до сих пор пытаются строить свой капитализм.

 

Правопреемница Союза одумалась, пытаясь восстановить союз с Белоруссией, но запнулась на газе. Если уж на то пошло, то нефть и газ являются богатством   чукчей, а Белоруссия внесла свой вклад в их освоение. Но главное даже не в этом. На протяжении столетия при двух мировых войнах белорусский народ жертвовал собой ради всего общества. Какими харчами можно измерить эту заслугу белорусского народа?

 

В этом плане, на мой взгляд,  у российских экономистов нет мозгов, а у демократов нет совести.

 

3. Третьим ударом  была раздача государственной собственности тем, кто быстрее может ее приватизировать, а точнее захватить. Я подчеркиваю – захватить, потому что, в то время ни у кого денег не было. Энергичные люди брали деньги в долг у государства, покупали ценности за бесценок у того же государства, а потом спекулировали этими ценностями по законам конкурентной рыночной экономики. А мы до сих пор считаем, что капитализм это сложный саморегулируемый (!?) коммерческий процесс.

 

Дело даже не в вопиющем неравенстве. Предполагалось, что «новые русские» будут эксплуатировать общество в процессе создания ценностей. Но они стали не создавать ценности, а торговать ими, где не надо мучиться с пролетариями и вкладывать большие деньги в развитие производства. Треугольники классовых сил распались. Народ-исполнитель остался без работы, поводырей и места, где они могли собраться. Не на базаре же митинговать.

 

В свое время комсомолец перестройки Немцов разделил людей на следующие «классы», исходя из экономических позиций:

 

● 20% людей живут очень хорошо. Но они делают не дело, а деньги, для чего им народ не нужен – нет взаимозависимости.

● 20% людей живут, как жили. Это активная часть молодежи. Их безработица толкнула заняться торговлей, а идеология этот путь закрепила.

● 40% людей живут плохо. Их труд не имеет спроса на рынке. По закону они не имеют права требовать, потому что ничего не дают.

● 20% людей живут очень плохо. Им государство должно платить за прошлое и на будущее, но у государства нет на это денег.

 

Эта статистика  имеет место у нас и по сей день. Виновата в этом правопреемница Союза.

 

А куда смотрел радетель справедливости Запад? Раньше он не имел возможности вмешиваться. Потом был в шоке. И уже потом стал вмешиваться, потому что ему позволили, фактически помогая усугублять преступление.

 

4. Сталин уничтожал активную часть общества. Сегодня  в большем количестве активисты уезжают за кордон. Для человека важно, как он умирает, а для общества важна потеря в цифрах, тем более, когда речь идет об активной части общества.

 

Проблема кадров в Казахстане была и раньше. Построить завод можно за год. Подготовить кадры тоже можно путем обучения, обмена опытом. Но в любой профессии и отрасли есть примерно 10% асов своего дела, которых казахский народ не то, чтобы не сумел, а за короткий срок Советской власти не успел вырастить.

 

Нашими учителями были: евреи, немцы, славяне. Первые уехали за кордон. Славян, которые хоть с похмелья, но могли работать, вытесняет не народ, а сама уродливая система государственности. Можно ли в многонациональном обществе создать национальное государство, назвав всех казахстанцами? Можно, если все казахстанцы будут иметь доступ к структурам власти.

 

И последнее, на ту же тему, но в другом ключе. Наш президент говорил, что у нас решена проблема руководящих кадров. Но тогда была бы и альтернатива президенту. Но ее нет. Это понимает народ. Наверное, в глубине души понимает и президент. Но не понимают те, кто рвется в кресла власти.

 

5. Все сказанное можно как-то и сравнительно быстро исправить. Но как исправить морально-нравственное падение общества - главного порока перестройки! Наше пространство стало мировым поставщиком проституток. Нашими преступниками пугают итальянских мафиози. Если нас вчера боялись, то сегодня не любят и не уважают.

 

Сегодня у нас ум, совесть и честь являются предметом торга. Можно купить или продать свое тело и душу, должность чиновника, кресло начальника. Продаются голос народа, мандат депутата, свободная пресса.

 

Это произошло потому, что наши лидеры нашли единое измерение всего деньгами. У нас все стало товаром с единым измерением - экономической эффективностью. Еще раз повторим, что в этих условиях  подрастающему поколению отказаться от торгашества, рэкета, проституции будет гораздо труднее, чем от комсомола.

Назад - к оглавлению книги!

*

Нет комментариев.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.
Время загрузки: 0.12 секунд - 54 Запросов
2,889,214 уникальных посетителей