Google

Сейчас на сайте

> Гостей: 2

> Пользователей: 0

> Всего пользователей: 631
> Новый пользователь: CharlesFulty

Счетчики





Яндекс.Метрика

Людской «ресурс» и людская «пыль»

Людской «ресурс» и людская «пыль»

 

Странно, правда?

 

Из Эрец-Исроэл она бежит, как от чумы«Но жизнь - я убеждался в этом неоднократно - очень грубый драматург, чрезвычайно приверженный к приемам совпадений и всем тем натяжкам, нарочитостям, которых, по мнению театральных критиков, «не бывает в жизни». Это меткое наблюдение Юрия Нагибина (из его очерков о путешествии по Америке «Летающие тарелочки») я неизменно вспоминаю, когда удачное совпадение помогает мне, как принято говорить, неожиданно войти в контакт с кем-либо из сионистских функционеров, обычно не рвущихся беседовать с советским литератором.

 

В тот день у подъезда шикарного особняка западноберлинской еврейской общины в доме э 79-80 на Фазанерштрассе, как раз и получилась такая благоприятная «натяжка».

 

Экспансивный и вместе с тем вполне солидный, приземистый человек с длиннющим зонтиком и узкополой шляпы не вполне современной конфигурации, часом ранее видевший, как в кабинет господина Галински понесли для двух гостей чай, да еще с печеньем, выходя из правления общины, в вестибюле приметил, как меня и переводчика Хейнц Галински любезно провожал к выходу. Мы вышли на улицу. Переводчик уехал. Я же задержался на ступеньках портала. Хотел справиться у дежурившего полицейского, как пройти к городскому информационному центру. И человек со старомодным зонтиком и узкополой черной шляпой счел своим долгом прийти мне на помощь.

 

Мы пошли вместе. Только спустились на тротуар, с моим спутником подобострастно поздоровались два пожилых человека. Холодно ответив на их приветствия, он сообщнически подмигнул мне:

 

- Из новых, из «фальшаков»! Вас, возможно, удивляет, почему мы не поворачиваемся спиной к этим шнорерам. - Таким словцом выражаются на идиш о проходимцах, мелких людишках, ловкачах. - И я могу-таки понять вас. Но и вы можете мне поверить, что еще несколько месяцев назад я бы лишний раз не плюнул в их сторону. Вот из этих двоих проходимцев один относится к йордим, другой - к йошрим. Тот, что в темном макинтоше, тайком убежал из Хайфы, а второй паршивец расплевался с Эрец-Исроэл, не соизволив пробыть там ни одного дня. И вот с такими «патриотами» приходится цацкаться, беседовать с ними как с настоящими евреями, хотя у них на лбу написано, что они «вус ун дер курт». - Такая идиома на идиш имеет в виду самых отпетых, способных на все.

 

Мой разгорячившийся собеседник шумно вздохнул и сделал паузу, как бы ожидая от меня слов сочувствия. Таковых не последовало, и он продолжал:

 

- Что поделаешь! Мы идем на это ради молодежи. Может быть, вы это уже сами заметили. А если помогаем превратиться в «фольксдойче» старому мошеннику, то лишь такому, кто, на свое счастье, притащился сюда с сыновьями или хотя бы с дочками. Ради них мы и со стариками возимся. Пренебрегать сегодня молодежью, даже если она палец о палец не хочет ударить ради нас, мы не имеем права, не так ее много у нас. Из Эрец-Исроэл она бежит, как от чумы... Вы, наверное, заметили, как сегодня расстроен господин Галински? А почему? Он утром информировал своих сотрудников о паршивых делах в Эрец-Исроэл, недавно вернулся оттуда. Можете себе представить, как его огорчило, что за полгода туда не вернулись из командировок, с учебы, из путешествий больше тридцати тысяч мерзавцев! Самое печальное - большинство молодых. Как же после этого мы можем не оставить здесь у себя и не поддержать молодого бугая или молодую кобылу, даже если нам хорошо известно, что жизнь в Израиле для них хуже горькой редьки.

 

Настало время принести читателям искренние извинения за то, что я вынужден иногда дословно приводить базарные речения и пошлые словеса моего развязанного собеседника. Но я, поймите, действительно вынужден пойти на это, дабы читатели могли воочию убедиться, насколько сионистский «покровитель молодежи» в душе презирает, третирует тех, чьи фальшивые документы он в интересах сионистских служб выдает местным властям за подлинные, чьи судьбы «великодушно» устраивает в Западном Берлине. Впрочем, извиниться мне следует за неприятный речевой колорит, присущий высказываниям и некоторых других, о ком говориться в моих записях.

 

- Но потеряны ли они для нас насовсем, навсегда? - возвращается сионистский филантроп к судьбе «облагодетельствованных» им молодых людей. - Надеемся, нет. Знаете, почему прежде всего? Благодаря пожилым родственникам. Те будут долбить молодому, что если хочешь кушать, то не противься общине, не восстанавливай ее против себя. И парень начинает понемногу понимать, что не за красивые глаза его признали и городские власти, и военная администрация англичан, французов и, самое главное, американцев. А уж если мы очень постараемся, то на молодых «фальшаков» посмотрят сквозь пальцы и в Шенебергской ратуше.

 

Человек со старомодным зонтиком испытующе поглядел на меня сбоку, словно хотел убедиться, какое впечатление на меня произвело небрежное упоминание резиденции сената Западного Берлина, и продолжал:

 

- А если парень все-таки отобьется от стада и поведет себя не как настоящий еврей, - в медоточивом голосе впервые зазвенел металл, - так это не понравится не только нам, но и, наверно, американской администрации - ведь подыскать ему гешефт мы сможем скорее всего в американском секторе. И уж как-нибудь с помощью американцев мы устроим, чтобы строптивого бугая вышвырнули не в Ган-Эйдем! - Мой собеседник имел в виду библейский рай - Эдемский сад.

 

- И уж, конечно, заставим убраться отсюда их папочек и мамочек. Мы же потратили на них средства. Вы можете сказать, что за какую-нибудь мамуню со вставленными зубами и лысого папуню с сотней болячек и прямой дорогой на биржу труда нет смысла выкладывать и пять марок. Но если такая парочка привозит вам первоклассный, как бы вам сказать... - мне показалось, что я услышу «товар», - ... первоклассный людской ресурс, то не переживайте, будьте любезны, из-за лишней тысячи марок! Пусть уже ими подавятся дряхлые беженцы из Эрец-Исроэл!

 

Не могу забыть, с какой гримасой отвращения и каким презрительным тоном произносились эти сентенции о ненужных сионизму старых и больных людях. Что ж, такова сионистская традиция. Еще в годы кровавого разгула гитлеровского антисемитизма, когда сионизм договаривался с нацистскими главарями о вывозе в Палестину нужного ему для выселения арабов «людского ресурса», прозвучало бесчеловечное заявление тогдашнего руководителя всемирной сионистской организации Хаима Вейцмана: «Из бездны трагедии я хочу спасти два миллиона молодежи. Старики должны исчезнуть. Они - пыль, экономическая и моральная пыль». И почти полвека спустя рядовой сионистский функционер из Западного Берлина говорит почти теми же словами, демонстрируя во всей ее неприглядности сионистскую мораль.

 

Рассуждения не расходятся с делами. В этом я убедился через несколько дней, узнав о трагической судьбе оказавшихся в Западном Берлине двух старух. Им за семьдесят - Циле Яковлевне Кигель и Марии Яковлевне Моисеевой. Больным, бездомным, полунищим, им указали на дверь и в правлении еврейской общины, и в сионистском комитете вспомоществования. Да еще фарисейски аргументировали:

 

- Не проявили еврейского национального патриотизма. Не сумели осознать идеалы сионизма, хотя пробыли в Израиле несколько месяцев.

 

Зато за несколько недель пребывания в Западном Берлине несчастные старухи с лихвой сумели осознать печальную истину: окажись они там в сопровождении нужного сионизму «людского ресурса», та же община и тот же комитет встретили бы их совсем по-иному.

 

Уместно вспомнить в связи с этим хитроумного адвоката, работавшего в Остии мусорщиком. Помните, он продекларировал полную готовность ради переезда в Западный Берлин доказать свою принадлежность даже к готтентотской культуре. Не пришлось. Никто из изготовителей фальшивых документов и перевозчиков живой контрабанды так и не шепнул ему в Остии обнадеживающее словечко о возможности «зацепиться» за еврейскую общину Западного Берлина. Не возымели должного действия и многочисленные петиции неразборчивого адвоката к самым именитым западноберлинским сионистам. В азарте он на собственный страх и риск пробрался в Западный Берлин на товарном поезде. Увы, пришлось повернуть обратно: руководители общины и пальцем не шевельнули, чтобы заступиться за него перед полицией. А ведь не так уж он стар, да и супруга еще не перешла грань бальзаковского возраста. Но почтенные супруги сионистам не нужны: бездетны! Короче - пыль... Кстати, весной 1982 года девять ранее просочившихся в Западный Берлин «пылинок» (средний возраст - 69 лет) оттуда вышвырнули.

 

 

***

Нет комментариев.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.
Время загрузки: 0.04 секунд - 48 Запросов
3,344,333 уникальных посетителей